тарабарщина

дневник впечатлений сергея тарабарова

Художественные впечатления 19 июня 2012 года


Везучий Алексей Каллима в галерее Марата и Юлии Гельман; гламурный утренник в галерее «Меглинская» и «Ирина II» в Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева

Все началось с приглашения дать интервью для фильма «Якиманка», который начал снимать Государственный центр современного искусства (ГЦСИ). Фильм посвящен деятельности Центра современного искусства на Большой Якиманке в Москве в первой половине 1990-х годов. Съемка происходила на «Винзаводе» - тоже, кстати, центр современного искусства, как, впрочем, и  Центр дизайна «ARTPLAY», и «Baibakov Art Project» на «Красном Октябре» – своего рода более продвинутые версии того Центра современного искусства на Большой Якиманке, где по словам мэра какого-то французского городка, приехавшего в новую Россию 90-х в поисках выставок для своего муниципального выставочного зала, было «очень много искусства», и – по моему глубокому убеждению - очень мало коммерции в современном понимании этого слова. Перед тем, как ехать  на открытие "Несостоявшегося будущего" в Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева, выдалась минутка заглянуть в галерею «Меглинская» и галерею Марата и Юлии Гельман.

У Юлии Гельман как всегда – ясная, лаконичная, но емкая экспозиция - выставка  Алексея Каллимы «Считай, что тебе повезло». Алексею Каллиме, казалось бы,  действительно повезло: родился в Грозном, живописи научился в Краснодаре, лидером «новой волны» стал в Москве. За семь лет успел открыть список лауреатов премии «Инновация», «победить будущее» на 53-й Венецианской биеннале и закрыть перечень выставок галереи М&Ю Гельман.

Но не все так просто: зритель, войдя в галерею М&Ю Гельман, сразу упирается взглядом в монументальную «фреску»-размышление о тщете человеческих усилий преодолеть бездну времени и человеческой жизни с ее бытом и бытием, развернутыми в небольшой, но емкой серии картин-рисунков: пассажиры в троллейбусе, зрители на стадионе, снег за окном и контрапунктом – жестокая драка (битва?),   а в финале – сколоченный на скорую руку артефакт: судейская трибуна на заброшенном стадионе? несостоявшийся парад? увезенный в никуда митинг?... Нет ответа.

В галерею «Меглинская» я, зашел из чистого любопытства. Когда-то моя галерея наивного искусства «Дар» соседствовала в Центре современного искусства на Б. Якиманке с одной из самых стильных московских галерей - фотогалереей Иры Пигановой «Школа». Захотелось посмотреть, отличается ли галерея Меглинской от галереи Пигановой. Фамилия «Меглинская» очень красива и так и просится на вывеску. В слове «Меглинская» затухающим эхом слышны отзвуки старой красивой жизни, казачьей аристократии и канувшего в лету декаданса… Такая фамилия на вывеске обязывает.

Действительно, «как корабль назовешь…». Экспозиция выставки Петра Ловынина «Бабье лето» в гулерее «Меглинская» производит двойственное впечатление. С одной стороны, это типичные путевые заметки в стиле «doc.» (это подтверждают и «небрежные» надписи на этикетках, хотя было бы лучше в этой ситуации делать надписи прямо на стене и не черным, а скорее серым, карандашным, цветом).

 С другой стороны, праздничное оформление зала в стиле детсадовского утренника с гирляндами вырезанных из цветной бумаги слоников (так и встают перед глазами  слоники на диванных полках из советского детства – от умиления хочется заплакать),  выглядывающим из-за угла индийским козлом и трогательными обезьянками по верхнему периметру стен намекает на некую гламурную презентацию для детей…

К сожалению, вопрос о замысле куратора так и остался открытым: пресс-релизы некстати закончились, а фамилии куратора, я не расслышал, поперхнувшись словами галеристки Ирины Меглинской, занимаюсь ли я все еще «наивняком». Наверное, имелось в виду наивное искусство, апологетом которого я являюсь… «Конечно, - подумал я, постепенно приходя в себя, - бренд «Меглинская» уже по своему звучанию предполагает некоторый элемент гламурности и беззаботной праздничности, но не до такой же степени…»

Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева, куда я все-таки пробился через нескончаемую пробку на Садовом кольце, помог восстановить чувство исторического оптимизма и веру в человеческие возможности. Когда все кругом рушится, распадаются политические и культурные альянсы, закрываются галереи, избиваются демонстранты и омоновцы, находятся люди, которые делом своей жизни определяют воссоздание или скорее созидание не просто нового музея, а мощного культурного бренда национального уровня, актуализирующего достижения прошлого и культивирующего будущее.

Я честно сказал директору музея Ирине Коробьиной, что для меня она – Ирина II, имея в виду, что ее архитектурная харизма может уже тягаться с художественной харизмой Ирины Антоновой, директора и владыки Пушкинского музея.

Примечание:

Текст: Сергей Тарабаров

Фото экспозиций в галере M&Ю Гельман и галерее «Меглинская»: Сергей Тарабаров с любезного разрешения Юлии Гельман и Ирины Меглинской.

Фото фрагмента модели Большого Кремлевского дворца архитектора Василия Баженова (постоянная экспозиция «Неслучившееся будущее») воспроизведено с пригласительного билета Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева 

напишите ваш комментарий

  • Необходимые поля помечены *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Elora
Posts: 1
Comment
just before t
Reply #1 on : Fri January 06, 2017, 22:49:26
just before the backswing completes and just after the downswing begins. From this &#q761;s8uare position at the top, the player can initiate the downswing with no manipulation back toward the plane, however if closed (laid off left) he must drop the hands starting down, or if open (across the? line to the right) he must push the hands out slightly to get back up to the level of the plane. In the case of Nicklaus, he always played his best golf when square. He was quoted as saying(cont)