Автографы литераторов (Л - Я) из коллекции Сергея Тарабарова (дарственные надписи на книгах, альбомах, публикациях, etc.): Инна Лиснянская, Владимир Лукин, Михаил Миндлин, Валерия Нарбикова, Булат Окуджава, Алексей Плуцер-Сарно, Леонид Пурыгин, Анитолий Рыбаков, Генрих Сапгир, Татьяна Успенская, Олег Хлебников, Олег Шишкин, Юрий Щекочихин, Григорий Явлинский.

123
Инна Лиснянская
. Поэт, участвовала в неподцензурном альманахе «Метрополь» (1979), что привело к запрещению печатать не только стихи, но и переводы Лиснянской. По этой причине, а также в знак протеста против исключения из Союза Писателей Виктора Ерофеева и Евгения Попова, Инна Лиснянская, вместе с Семеном Липкиным (будущим мужем) и Василием Аксёновым вышла из Союза писателей СССР и долгое время публиковалась только за рубежом. Инна Лиснянская лауреат премий журналов «Стрелец» (1994), «Арион» (1995), «Дружба народов» (1996), «Знамя» (2000), Государственной премии России (1998), премии Александра Солженицына (1999) - «за прозрачную глубину стихотворного русского слова и многолетне явленную в нём поэзию сострадания», премии «Поэт» (2009). В 1998 году в галерее наивного искусства "Дар" проходили заседания литературного клуба "Чистый понедельник" (модератор - поэт Марина Тарасова). После своего творческого вечера Инна Лиснянская она и надписала нам свой сборник.

123
Владимир Лукин
не нуждается в представлении. В 1968 году он выступил против ввода советских танков в Чехословакию и десять лет был "невыездным". В 1992-93 гг. Владимир петрович лукин - Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в США. Возглавлял вместе с Григорием Явлинским и Юрием Болдыревым избирательное объединение "Явлинский - Лукин - Болдырев". После победы на выборах вошёл во фракцию "Яблоко" и возглавил Комитет по международным делам Государственной Думы. В 1995 был избран депутатом в Госдуму по "яблочному" списку. Был Председателем Комитета Государственной Думы по международным делам. В 1999 году Владимир Петрович Лукин был вновь избран депутатом Государственной Думы. Был заместителем Председателя Государственной Думы. Как раз в этот период я был его помощником по работе в Государственной Думе и помогал ему на выборах 2003 года, которые яблочники проиграли. С 2004 года Владимир Лукин - Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. В 1997, 2002, 2006 и 2010 годах Владимир Лукин единогласно избирался президентом Паралимпийского комитета России. Владимир петрович часто бывал на вернисажах в галерее наивного искусства "Дар", входил в состав Совета попечителей "Российского музея наивного искусства", учрежденного галереей "Дар".

123
Михаил Миндлин
- председатель Оргкомитета государственной премии в области современного искусства «Инновация» и директор Государственного центра современного искусства Министерства культуры Российской Федерации. Миндлин оставил свой автограф  в книжке «Русский мат (Антология)», составителями которой значатся Владимир Гершуни и Фархад Ильясов, во время одного из вернисажей в галерее наивного искусства "Дар" в апреле 1995 года. Здесь же можно увидеть автограф и журналиста Андрея Ковалева, доцента факультета искусств МГУ им. М.В. Ломоносова и члена экспертного совета государственной премии в области современного искусства «Инновация». Не удивительно, что государственную премию «Инновация-2010» вручили группе «Война», воздвигшей "памятник" Алексею Плуцеру-Сарно-Победителю (подробнее см. пояснения к автографу Алексея Плуцера-Сарно).

123
Валерия Нарбикова
. Окончила Литературный институт. Дебютировала как поэт в альманахе "День поэзии" в 1978 году, как прозаик публикуется с 1988 года. Занимается живописью, участвует в выставках с 1997 г. Печаталась в "толстых" журналах. В России изданы шесть ее книг. Книги Валерии Нарбиковой изданы во Франции, Германии, Голландии, Италии, Чехословакии.

Валерия Нарбикова была замужем за галеристом и издателем Александром Глезером. Нарбикова - член Союза писателей Москвы, Русского ПЕН-центра (в феврале 1995 вышла из исполкома ПЕН-центра после того, как ПЕН-центр отказал в приёме её мужу Александру Глезеру), антидиффамационной лиги (1993), редакционного совета журнала «Юность» и газеты «ПОэзия» (1995). Удостоена Премии имени Владимира Набокова (1995, 1996).

По мнению критиков Валерия Нарбикова "создает свое и только свое уникальное литературное течение в первую очередь потому, что она женщина, женщина-писатель с большой буквы. Нечто общее можно увидеть у нее с Ренатой Литвиновой, хотя они лично не знакомы, а так же ее влияние на современную женщину-поэта Веру Полозкову".

Валерия Нарбикова много раз бывала в галерее наивного искусства «Дар» на Малой Полянке на вернисажах и заседаниях литературного клуба «Чистый понедельник». Любит дарить.

123
Булат Окуджава
. Поэт, бард, писатель. Когда мы с женой жили в писательском поселке "Переделкино", Булат Шалвович Окуджава был нашим соседом. Окна его кабинета выходили в наш сад, как раз в то его место, где мы "тусовались": жгли костер, жарили шашлык, пили водку, пели песни. Постоянный участник наших собраний художник Илья Пиганов упреждая возможные замечания соседа обязательно пел один-два куплета какой-нибудь песни Окуджавы. Как-то наша собака, ньюфаундленд Динка, особенно долго и громко перелаивалась с переделкинскими товарками, на что Окуджава вежливо посетовал на другой день. Мы несколько дней старались не выпускать Дину на участок одну. Через три дня Булат Шалвович при встрече обеспокоенно поинтересовался судьбой "затихшей" собаки и снял предшествующие претензии. Окуджава был единственным местным жителем (не считая одного "авторитетного" дачника), кто сам останавливался и предлагал подвезти до Москвы, если вдруг видел нас в "цивильном", что свидетельствовало о поездке в город. Можно долго перечислять такого рода "мелочи", которые делают сожительство и общение особенно приятным и комфортным. К счастью, мы еще застали в Переделкино атмосферу вежливости и взаимного уважения (независимо от эстетических и политических взглядов), простоты и демократизма в образе жизни, когда все заборы были из штакетника, поэтому, прогуливаясь по нашей улице Довженко, мы гуляли в лесу, а не в узком коридоре из глухих заборов, как сегодня, и могли запросто здороваться с соседями и присоединяться к их garden party, узнавая среди гостей многочисленных московских и переделкинских знакомых.  

123
Алексей Плуцер-Сарно
– как говорят, идеолог группы «Война» - был учеником Ю.М. Лотмана в бытность студентом историко-литературного отделения философского факультета Тартусского университета. Как автор «Большого словаря мата», он посвятил весь первый том словаря одному слову, означающему то самое изображение, за которое и получила государственную премию в области современного искусства группа «Война». В одной из статей, предваряющих словарь, ее автор, философ и психотерапевт В.П. Руднев, утверждает, что то, что многочисленные субъекты, одержимые подсознанием, рисуют на заборах, это на самом деле они и есть. Т.е., рисуя данный символ, автор на самом деле предъявляет миру себя «или, как говорят психоаналитики, «собственное я». Таким образом, если лидер «Войны» - Плуцер-Сарно, то на проезжей части моста - «портрет» Плуцера-Сарно, самый большой портрет и самый высокий памятник в Санкт-Петербурге: великому победителю ФСБ и режима Плуцеру-Сарно. Дарственная надпись на экземпляре словаря сделана в апреле 2003 года. Ее текст уже содержит в себе отдельные структурные элементы сегодняшней самоидентификации автора.

123
Леонид Пурыгин
.  О Леониде Пурыгине как о художнике очень точно написал Виталий Пацюков на сайте Музея актуального искусства art4.ru: "Леонид Пурыгин родился в семье учительницы и директора фабрики игрушек в небольшом подмосковном городе Нарофоминске в 1951 году, накануне эпохи "оттепели", хрущевской весны. Окружающая его с детства мифология игрушки, поэзия "деревянного театра" Буратино оказали такое же воздействие на его сознание, как и пребывание юного В. Кандинского в крестьянской избе, заполненной иконами. Магический предмет-игрушка, парадоксальный объект на грани волшебного сна и непосредственной реальности превратил Л. Пурыгина в художника. Мир предмета, живущего в мистических слоях реальности, с которым человек вступает в игру и с которым общается как с виртуальным объектом, естественно перешел в творчестве Л. Пурыгина в слои его живописи, объектов складней и скульптур. Любая часть композиции мастера воспринимается как живая часть вселенной, содержащая все ее свойства и качества, обязательно пронизанная древом жизни или крестом с фигурой самого творца - гениального лени пурыгина из Нары, соединяющего своим телом небо и землю". Но он был и писателем, о чем свидетельствует эта надпись, сделанная во время одного из посещений галереи наивного искусства "Дар". Лене очень понравились деревянные скульптуры Александра Суворова и он хотел купить их все сразу, а я не соглашался. Тогда он сказал, что если бы он не видел всех скульптур, то купил бы часть, а так... Так и не купил.

123
Анатолий Рыбаков
. Поселившись с женой в писательском "Переделкино", я не мог не нарадоваться, что автор моего любимого в детстве "Кортика" Анатолий Рыбаков живет на той же улице Довженко, что и мы, всего через несколько домов. Соседство не сделало нас близкими людьми (сказывались разница в возрасте, различие в образе жизни, да и во взглядах), но мы встречались, здоровались, обменивались поздравлениямим - были членами одного культурного сообщества, комьюнити, как тогда часто говорили, имея в виду то, что сегодня называют дискурсом. Несмотря на все различия переделкинцев (эстетичесие, политические, идеологические, житейские, etc.), они конструктивно общались, даже если не виделись месяцами и находились в ссоре. Таковы особенности любого культурного анклава, по каким бы принципам он не строился. Значение таких сообществ в культуре трудно переоценить: здесь вырабатывается контекст или дискурс современной культуры, или как сказали бы интернетчики, ее контент.

123
123
Юрий Щекочихин
. Наша дружба началась в один из зимних вечеров 1992 года, когда мы, не будучи еще знакомы, возвращались с женой к себе на переделкинскую дачу с одной из последних электричек темными, глухими переулками поселка "Мичуринец". Я несколько раз обернулся на нетвердые, хлюпающие в незамерзших лужах шаги, и успокоился лишь услышав короткое "свои". Мы разговорились с припозднившимся попутчиком, который при ближайшем рассмотрении оказался Юрой Щекочихиным. За разговором мы незаметно дошли до улицы Довженко, после чего разошлись по своим дачам, чтобы увидеться уже минут через пятнадцать, когда наша собака, - ньюфаундленд Динка, - выведенная на прогулку, обнаружила в кювете тело неизвестного человека и мы обратились за помощью к единственному "специалисту" по криминалу на нашей улице, тем более, что мы уже были знакомы. Все обошлось: "тело" оказалось сыном-алкоголиком наших соседей, и его забрала сестра еще до приезда милиции. Милиция приехала через сорок минут на уазике скорой помощи (из Внукова), милиционер объявил благодарность Динке, мы выпили две бутылки шампанского из галерейных запасов, которые хранили на даче, и разошлись уже под утро. Наша дружба продолжалась до самой смерти Юры. Продолжается и теперь. Мы провели вместе так много времени, что это заслуживает отдельной книжки, которая, надеюсь, еще появится.

123
Книжку "Жизнь после" мы готовили втайне от автора, чтобы вручить ее небольшой тираж в качестве подарка на день рождения. Все расходы по ее изданию взял на себя Владимир Михайлович Садовой, предисловие мы уговорили написать Юрия Федоровича Карякина - большого Юриного друга, философа и писателя. Организационные хлопоты взяли на себя мы с Женей. Благодаря, главным образом, Жене книжка поспела вовремя, и Юра штук сто тут же и раздарил гостям.