тарабарщина

дневник впечатлений сергея тарабарова

Война инноваций в современном искусстве


За шесть лет «государственная» премия в области современного искусства «Инновация» так и не стала событием художественной жизни, зато хорошо вписалась в начавшийся предвыборный президентский марафон.

Когда директор Государственного центра современного искусства Михаил Миндлин открывал церемонию вручения премий VI Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация», я сначала не мог понять, почему он пустился в пространные рассуждения о том, что премия «Инновация» как бы не совсем государственная; что ГЦСИ лишь инициатор, а значит, ответственности ни за что не несет. Его авансом озвученные «оправдания» стали понятны, как только объявили решение жюри о том, что главный приз достался группе «Война», и разразился если не скандал, то бурное обсуждение в СМИ проблемы «Войны» и мира (художественного).

 Определить степень государственности конкурса и премии я попытался на сайтах ГЦСИ, Министерства культуры и в других открытых источниках. Выяснилось следующее:

«Положение о проведении ежегодного Всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация» (далее - Конкурс)» утверждено «приказом Федерального агентства по культуре и кинематографии от 29 января 2007 г. № 35 (в редакции приказа Министерства культуры Российской Федерации от 15 апреля 2010 г. № 205)». Согласно  этому Положению, «учредителями Конкурса являются: Федеральное агентство по культуре и кинематографии (далее - Роскультура)  и Федеральное государственное учреждение культуры "Государственный Центр современного искусства" (далее - ГЦСИ)», а «расходы, связанные с организацией и проведением мероприятий Конкурса,  осуществляются из средств федерального бюджета и внебюджетных источников».

Из приказа № 214 от 03 марта 2011, посвященного проведению нынешнего Конкурса и подписанного министром культуры А.А. Авдеевым следует, что:

  • Всероссийский конкурс в области современного визуального искусства «Инновация» проводится «в соответствии с перечнем мероприятий, осуществляемых Министерством культуры Российской Федерации в 2011 году в централизованном порядке, утвержденным приказом Министерства культуры Российской Федерации от 3 февраля 2011 г. № 46».
  • «Премиальный фонд в размере 1 500 000 (один миллион пятьсот тысяч) рублей», выплачивается «за счет средств федерального бюджета».
  • Председатель Оргкомитета – «Миндлин Михаил Борисович, генеральный директор Государственного центра современного искусства.
  • Состав Оргкомитета, жюри и экспертного совета утверждается министром культуры.
  • Контроль за проведением конкурса осуществляет лично министр культуры Российской Федерации.

Говорить после этого, что Конкурс не является государственным, по меньшей мере, странно, тем более, что до процитированного мартовского приказа председателем Оргкомитета был сам министр культуры.

Что же касается проблемы с «Войной», то это не проблема искусства, а проблема этики экспертного сообщества. Это не инновационный и, скорее всего, не художественный проект. Действительно, вся инновационность премированного проекта заключается в том, что идеологу «Войны» Алексею Плуцеру-Сарно в любой вертикали (тем более – движущейся) мерещатся фаллосы, что совершенно естественно для автора Большого словаря мата, первый том которого целиком посвящен этому столь любимому в народе – если судить по числу репродукций и вербальных обозначений - органу. А чтобы «сакральная» связь разводного моста и детородного органа стала понятна всем, этот орган нарисовали. Видимо, размер органа столь поразил воображение уважаемых членов экспертного совета и жюри Конкурса, что они не смогли удержаться от позыва  к общественному признанию гражданского мужества участников «Войны» (Это ж надо, так остроумно послать ФСБшников! Да на такой большой!). На самом деле, такие большие уже есть: в Москве на Тишинской площади давно стоит гигантский «фаллос» русско-грузинской дружбы - творение  Зураба Церетели; есть жилые комплексы, составленные сразу из нескольких «фаллосов». Все они гораздо больше, чем орган «Войны», но их эксперты конкурса не заметили – может они плохие эксперты?

Дело даже не в сравнении размеров; речь идет об отсутствии художественной инновации, да и художественности как таковой. Художественное произведение должно, согласно принятым в искусстве парадигмам, или иметь творческий замысел, или быть созданным руками художника. Говорить о творческом замысле не приходится, если не иметь в виду желания поразить ФСБшников размерами. Являются ли члены нелегальной партизанской группировки «Война» художниками, тоже не известно, поскольку не известны и сами члены…

Сам по себе рисунок является, скорее всего, плагиатом, а что касается размеров, то можно было позвать художника Илью Пиганова, который отсутствие размеров с лихвой покрыл бы количеством: это могут подтвердить все, кто «тусовался» в бажановском Центре современного искусства на Большой Якиманке.

Мораль истории или резюме.

Эксперты выдвинули на соискание государственной премии «Инновация» в области визуального искусства не художественный объект, не содержащий признаков инновации;  вернее, фотодокументацию внехудожественной провокации. Члены жюри приняли решение поощрить эту провокацию (это их безусловное право как частных лиц), которая, как все провокации, носит деструктивный характер, а Министерство культуры Российской Федерации выделило деньги для такого поощрения. Министерство культуры является частью правительства Российской Федерации во главе с премьер-министром В.В. Путиным, а значит, не только президент нашей страны Д.А. Медведев, – как позволил себе намекнуть об этом Никита Михалков в прямом эфире НТВ, - но и премьер В.В. Путин - как позволю себе об этом намекнуть я – поддерживает деньгами деструктивную деятельность неформального общественного объединения «Война» как вновь выявленного субъекта современного искусства и примкнувших к нему уважаемых экспертов и членов жюри государственного кункурса в области современного искусства.

Заканчивая этот небольшой материал, позволю себе заметить, что в нем не содержатся оценки действий упоминаемых лиц  и организаций, а также качества обсуждаемых артефактов. Кроме того, я глубоко убежден, что частные лица обладают правом совершать любые действия, предполагая, что эти действия могут иметь юридические последствия; если они этого не предполагают, то их надо лечить.

Сергей Тарабаров

напишите ваш комментарий

  • Необходимые поля помечены *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.